Любите ли вы книги так, как люблю их я?

Я могу обсуждать книги неделями, но ограничусь несколькими часами в месяц: вместе с вами! Мы будем обсуждать классику, не-классику, детективы, фантастику и нон-фикшн. И что читать детям. И что давать силой подросткам.

Любите ли вы книги так, как люблю их я?

Я могу обсуждать книги неделями, но ограничусь несколькими часами в месяц: вместе с вами! Мы будем обсуждать классику, не-классику, детективы, фантастику и нон-фикшн. И что читать детям. И что давать силой подросткам.

Новости клуба  

Получайте уведомления о новых книгах и ссылки на их обсуждение!

Книги месяца

Советская классика, Исторические книги
«Дом на набережной»

Юрий Трифонов

Никого из этих мальчиков нет теперь на белом свете. Кто погиб на войне, кто умер от болезни, иные пропали безвестно. А некоторые, хотя и живут, превратились в других людей. И если бы эти другие люди встретили бы каким-нибудь колдовским образом тех, исчезнувших в бумазейных рубашонках, в полотняных туфлях на резиновом ходу, они не знали бы, о чем с ними говорить. Боюсь, не догадались бы даже, что встретили самих себя.


Классика, Готика
«Поворот винта»

Генри Джеймс

Я вспоминаю все начало этой истории как ряд взлетов и падений, как легкое качание между верным и ошибочным. В Лондоне, согласившись на его предложение, я провела, во всяком случае, два очень тяжких дня — то впадая в сомнение, то уверяясь, что я действительно совершила ошибку. В таком состоянии духа я провела и долгие часы в тряском почтовом дилижансе, который довез меня до станции, где меня должна была встретить коляска из имения. 


Подростковая литература, Советская классика
«В ожидании козы»

Евгений Дубровин

Он был очень упрямый, мой младший брат Вад. Он мог часами тянуть одну какую‑нибудь ноту. Средневековые фанатики не годились ему в подметки. Кто из них смог бы простоять в роднике два часа босым? А мой брат простоял, даже не на спор, а просто так, из упрямства. Для испытания своей воли брат выжег у себя на руке увеличительным стеклом букву «В». Когда рука у него шипела и дымилась, он лишь смеялся страшным смехом.


Следующие книги