Вот один очень интересный комментарий, который я сохранила, чтобы позже прокомментировать отдельно: «Ну что вы, это ещё не крайняя степень неуважения к своим покупателям. На днях прошла по магазинам, интересовалась брюками из более-менее шерстяной ткани. Так вот, в брюках ценой 200–300 евро нигде не было подкладки?! Особенно потрясли брюки от Armani Jeans из рыхлой, мягкой шерстяной фланели — без подкладки. Вытянутые коленки обеспечены после первой же носки».

 

Экономика — самая интересная наука

Сетование «вот раньше вещи носились годами» слышится постоянно. И деревья были выше, и сахар слаще… В действительности, сейчас тоже есть вещи, которые служат годами и десятилетиями, и их даже больше, чем раньше. Но они утонули в океане практически одноразовых изделий. По самой простой и незамысловатой причине: технологический прогресс и глобализация позволили массовое дешёвое производство. Вещей стало больше в тысячи раз, среди них есть те, что гораздо качественнее всего, что было раньше; те, что такого же качества; и те, что менее качественные. Абсолютно ни у кого нет цели унизить своего покупателя и плюнуть ему в душу.

Почему в условных брюках за 200–300 евро нет подкладки? Потому что в этом ценовом сегменте у шерстяных брюк не делают подкладку (это только пример, да? Лично я не ношу шерстяные брюки ни с подкладкой, ни без и понятия не имею где её делают, а где нет).

Как продавец устанавливает цены на свои товары? Совсем не по принципу: сошью шерстяные брюки и возьму за них, сколько удастся выжать из покупателя. Сначала «продавец» проводит длительное и кропотливое исследование рынка на предмет конкуренции в том сегменте, в котором он находится или собирается находиться. Проведя анализ рынка, продавец выясняет, что подобная вещь стоит в диапазоне от 200 до 300 евро, и решает, что его произведение будет стоить 250 евро. И хотел бы он взять за неё 500, но законы рынка неумолимы. Никто не захочет заплатить 500 за то, что могло бы стоить и 200. В сегменте за 500 другие требования.

Так вот, наметив финальную цену в 250, «продавец» начинает отсчёт назад. Почему продавец в кавычках? Потому что это, обычно, минимум два звена: производитель и ретейлер. Стандартная накрутка каждого из них в среднем по индустрии одежды составляет около 2-х. Получается, чтобы продаваться за 250, бренд должен продать магазину вещь максимум за 125. Из чего следует, что цена в производстве не может быть выше 60. И вот исходя из цифры 60, бренд разрабатывает изделие: подбирает ткань, лекало, качество ниток, качество пошива, фурнитуру. Не может он вшить в свои шерстяные брюки подкладку: это не уложится в цену, и он не попадет в нужный сегмент. А не попадет в сегмент, значит, что его вещь вообще никто из ретейлеров не купит, и что ему тогда делать? Магазин, в свою очередь, ставит наценку 2–2,5х, чтобы компенсировать неминуемые распродажи и возвраты (значит ли это, что надо всегда ждать распродажи и никогда ничего не покупать за полную цену? Нет. Только если вам почти все равно, что вы покупаете).

Может возникнуть вопрос, кто устанавливает все «остальные» цены на рынке, на которые вынуждены ориентироваться производители. Но никакого заговора или картели тут нет. Это стихийный процесс, без начала и конца, не поддающийся никакой регуляции, кроме плановой экономики, а чем заканчивается оная, нам хорошо известно.

Кстати, век ультрадешевого ширпотреба закончился. Китай больше не согласен работать за еду, экономический рост там за двадцать лет настолько огромен, что люди хотят нормальной зарплаты за нормальную работу. И чтобы из вещи не лезли нитки и не расходились швы, им стало нужно хорошо платить.

 

Опубликовано Дек 6, 2016

One Comment

  1. + 00

Оставить комментарий