Не так давно в Wall Street Journal была статья «Who should pay?» о том, что несмотря на победу феминизма, женщины ожидают, что платить будет мужчина. Интересная тема, правда? Помнится, тема феминизма вызвала здесь полгода назад бурный отклик. Если женщины имеют те же возможности, что и мужчины, и столько же зарабатывают, то, казалось бы, и платить должны поровну. Однако этого не происходит. По крайней мере добровольно.

Я знаю, многие не согласны уже и с тем, что женщины столько же зарабатывают. И я согласна, не столько же. Меньше. Но имеют равные возможности зарабатывать, просто не хотят работать в тех областях и столько, сколько это делают некоторые мужчины. Но это к делу не относится. Даже если встречаются женщина и мужчина с равными доходами, женщина ждет, что платить будет мужчина. И мужчина, как правило, платит. Даже если и somewhat reluctantly. Потому что отказаться полностью оплачивать счет, когда этого ждут, часто значит отказаться от отношений. Больше с ним встречаться не будут. И это касается самых эмансипированных, самых образованных слоев в самых непатриархальных странах, не говоря уже обо всех остальных. А так же мало связано с реальными доходами в паре. Речь не о женщинах, которые могут посещать рестораны или курорты, только если за них кто-то платит (это неумное поведение и хорошо, обычно, не заканчивается). Нет, многие женщины могут, но не хотят. Потому что хотят от мужчины подтверждения серьезных намерений. Хотя оплата таких незначительных (с точки зрения дальнейшей жизни) расходов как рестораны и поездки никак не может быть серьезной гарантией чистоты помыслов, все-таки это некоторый символ и жертвоприношение.

Знаете, как говорят англичане: «If you go on a date with a guy, and you don’t offer to pay your share — you weren’t taught right. If you go on a date and he doesn’t pay, he wasn’t taught right». То есть это игра: она должна предложить, он должен отказаться.

Потом, в браке, все меняется, ну или должно поменяться, если это хорошая пара (и качество ее подкрепляется соответствующими законами), и все становится общим (ну или как я люблю «моё — моё, а твоё — моё!»). Но до брака мужчина должен приносить ритуальные жертвы год — два, или сколько там идет процесс ухаживания. Трудно сказать, насколько это правильно в нынешних условиях, но система эта очень живуча. Наверное, это что-то природное: самец добивается самки, а не наоборот. Это золотой стандарт, если можно так выразиться. Надо только женщинам помнить, что это ритуал, условность, а не жестокая реальность, когда у одного есть деньги, а у другого нет. В последнем случае условность заменяется на унижение.

В России, конечно, другие реалии, и отношения между мужчинами и женщинами отличаются от западных. Хотя и там, кажется, все постепенно меняется.

Опубликовано Авг 2, 2016

Оставить комментарий